Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствую Вас Гость!
Среда, 2017-08-16, 6:26 PM
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход | RSS

Категории раздела

Видео

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 215

Посетите

Форма входа

Сегодня

Помощь

Лента Новостей

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Знаете ли Вы...

Ребенок и молитва.
Ребенок и молитва Как научить ребенка молиться? Нужно ли малышу соблюдать пост? Что делать, если ребенок перед Причастием плачет, а в храме капризничает? Как провести занятие по Закону Божию? Как попытаться воспитать маленького христианина? Об этом и многом другом, начиная с сегодняшнего номера, читайте в нашей новой рубрике «Христианское воспитание». Вести ее будут священник Константин Пархоменко и его супруга, матушка Елизавета.

о. Константин: Сначала - два слова о том, зачем вообще нужна молитва. Мы помним, что в основе христианства лежит не сумма каких-то отвлеченных знаний, но живой опыт общения с Богом как с Отцом Небесным. Молитва устанавливает именно эти отношения. В молитве человек общается, беседует с Богом. Поэтому не молящегося христианина невозможно себе представить:

Елизавета: Я добавлю, что именно молитва позволяет почувствовать радость присутствия Бога в нашей жизни. Для молящегося человека Бог — не абстрактная идея, но знакомая и любимая Личность, идущая с человеком по жизни.
Каждый верующий родитель мечтает, чтобы его ребенок имел подлинное счастье, которое сделает чадо непроницаемым для бурь и трагедий этого изменчивого и непостоянного мира. Такое счастье дает только Бог, и оно — посещение Божие. Это не единократное, но постоянное переживание Бога. Никакие жизненные неурядицы и горести не сделают человека несчастным, если он обладает подлинной непреходящей радостью, которая, начавшись туг, на земле, в полную меру вырастет в ином мире.

о.Константин: Можно вспомнить подвижников веры, которые не приходили в отчаяние даже в самых страшных испытаниях. Потому что если ты постоянно чувствуешь присутствие Бога рядом с собой, то что значат все эти преходящие, временные страдания и неприятности?!

Елизавета: Да, именно такие люди оказывались действительно счастливыми — обладателями Божественной радости, дающей смысл и радость бытия. И к ним за утешением приходили внешне благополучные, но внутренне несчастные люди. Примеров много, вот один из них — Матрона Московская. Что может быть хуже: не имеющая постоянного дома слепая, неспособная свободно передвигаться и даже обслуживать себя, одинокая, полностью зависимая от людей, которых посылает ей Бог... Однако ее силе духа, спокойствию и твердости мог позавидовать самый успешный в жизни человек. Была ли она несчастна? Конечно, нет! Оттого и могла Матрона быть источником радости и спокойствия для других, что сама обладала этой радостью — радостью общения с Богом.

о.Константин: Святых, прославленных Церковью (или, как мы часто говорим, канонизированных) людей, конечно, немного. Они в высшей, в совершеннейшей степени исполнили христианский идеал жизни и молитвы. Но ведь и каждый из нас, пусть в меньшей степени, на своем месте тоже может жить в единстве с Богом, учиться молитве. Господь видит труды каждого и не оставляет своим посещением тех, кто трудится в этом направлении.
И тут важно сказать, что если мы хотим, чтобы наши дети молились во взрослом возрасте, учить их молитве нужно с детства.

Елизавета: На первый взгляд, тут нет никакой проблемы: сердце ребенка должно быть открыто для Бога более сердца взрослого. Однако в реальной жизни внимательные родители обычно сталкиваются с грустными фактами. Я говорю «внимательные», потому что нередко эти проблемы просто остаются незамеченными, с удивлением видится уже только результат — отсутствие молитвы в жизни подросших детей...
Когда ребенок обращается к Богу совсем еще маленьким, то его краткие воздыхания и есть первая молитва. Совсем маленький ребенок с увлечением участвует в молитве родителей, особенно в храме: он старательно крестится, кланяется, целует иконы, подражает действиям священнослужителей, что не может не умилять взрослых.

о.Константин: Добавлю, что это можно считать молитвой только для младенцев (лет до З-х). Они и не «рассуждая» воспринимают благодать Божию. Начиная с 4-х летнего возраста, молитва должна становиться осмысленной. Если в 4 года ребенок бездумно «машет ручкой», осеняя себя крестным знамением, прикладывается к иконе с пустым, отсутствующим выражением на лице, а стоя рядом с молящимися родителями, зевает и смотрит в окно — такое поведение нельзя назвать молитвой.

Елизавета: Эта проблема «немолитвенности» появляется именно тогда, когда ребенок подрастает. От него уже требуется следить за ходом службы и молитвенно участвовать в ней. Но теперь ребенок проявляет гораздо меньше энтузиазма в подражании родителям, его все время тянет с кем-нибудь поговорить, куда-нибудь сходить. И это вполне понятно, ведь теперь от ребенка требуются серьезные усилия, прикладывать которые ему по присущей всем нам греховной природе не хочется.
Вот тут-то и возникает целый ряд вопросов. Центральный из них — чего от ребенка ожидать и требовать в отношении молитвы. Особенно остро этот вопрос встает, когда речь идет о подготовке к Причастию. Чаще всего здесь существуют две крайности: кто-то требует от ребенка вычитывания сокращенного или даже взрослого правила, а кто-то считает необходимым прочитать, к примеру, только «Отче наш». Однако прежде чем высказать мнение по этому поводу, мне бы хотелось остановиться вот на чем: среди православных людей почему-то бытует мнение, что раз ребенок еще не успел много нагрешить, то и в молитве он легче достигает успеха.
То, что молитва — это труд, взрослые хорошо знают. Однако и для ребенка это вовсе не меньший, но гораздо больший труд. Безусловно, иногда рождаются дети, особенным образом одаренные Богом. Эти дети действительно легко молятся, предпочитая играм и общению со сверстниками общение с Богом. Такие сведения мы имеем, например, о детстве Преподобного Сергия Радонежского, а также некоторых других святых. Но таких детей единицы (как и гениальных музыкантов, поэтов, ученых). И такая одаренность в молитве чаще всего связана со святой жизнью их родителей.

о.Константин: Кстати, именно поэтому у многих святых детей — прославленные, святые родители, как у того же Преподобного Сергия. Их канонизировали не «за компанию» с детьми, а потому, что они и сами были людьми святой, молитвенной, подвижнической жизни.

Елизавета: Да, есть гениальные музыканты и поэты. Но ведь если наш ребенок начал заниматься музыкой, мы не требуем, чтобы он сразу, на слух, подбирал сложнейшие музыкальные произведения и сочинял шедевры, как в его возрасте это делал Моцарт. Мы терпеливо начинаем обучать малыша азам музыкального искусства. При этом для нас не будет неожиданностью тот факт, что ребенку придется трудиться, что он будет уставать и порой отлынивать от занятий. Мы объясним ему, что добиться успеха можно, лишь приложив определенные усилия, и что чем лучше у него будет получаться, тем больше радости станет приносить ему музыка. И так, наверное, в любом серьезном деле. Тем более в молитве.
Да, молитва — это тоже труд. Многие святые даже говорили, что молитвенный труд — самый тяжелый. Мешает, препятствует нам в деле общения с Богом наша греховная природа. И дети тоже обладают этой поврежденной грехом природой, которая тормозит их на пути к Богу.
Каждый верующий взрослый знает, как тяжело бывает встать на молитву, преодолевая усталость. Как сложно заставить свой ум следовать за словами молитвы, как он не хочет слушаться и снова и снова возвращается к посторонним предметам. Бывает, что несмотря на все наши усилия, чувство, что Бог рядом, так и не приходит, и кажется, что молитва бесплодна. Молитвенный труд столь непрост, что и у взрослых нередко возникаю вопросы. Но даже все прекрасно понимая, нередко мы еле-еле в этом деле продвигаемся вперед...
Тем более сложно ребенку, который еще только учится управлять своим вниманием. Даже и взрослые чаще всего не очень внимательны и сосредоточены. А для ребенка это естественная фаза развития: пока он совсем маленький, у него присутствует лишь непроизвольное внимание, которое направлено только на интересующие его вещи. Постепенно развивается внимание произвольное, ребенок учится сосредотачиваться не только на том, что его непосредственно занимает, но и на том, что он считает необходимым. Однако пройдет еще немало времени, прежде чем ребенок сможет сосредоточенно заниматься тем, на чем необходимо сосредоточиться длительное время. Это азы детской психологии.
Поэтому вполне естественно, что внимание ребенка во время молитвы почти полностью отсутствует. Мало того, что обычному ребенку молитва неинтересна и удовольствия не доставляет (а с чего она будет его доставлять, если ребенок еще ничего не достиг в ней?), она еще и непонятна ему. Непонятны славянские слова и выражения, непонятны мысли и переживания, о которых говорится в молитвах.
Так что нет ничего удивительного, что молиться ребенку не нравится. Важно обсудить с ребенком эту тему радости и труда в молитве.
Плохо, когда ребенок откровенно не хочет молиться, а родители требуют: надо! Плохо и когда не желая огорчать или перечить родителям, ребенок выстаивает и вычитывает положенное, привыкая к тому, что эту неприятную повинность необходимо отбыть. Ребенок должен знать, что в духовной жизни нет ничего бессмысленного и ненужного, вгоняющего в тоску!
Как-то, еще будучи совсем маленькой, наша дочь с грустью поделилась со мной, что она совсем не умеет молиться: я во время молитвы Бога не чувствую. Она сказала это робко-робко, боялась меня огорчить. Я ответила, что ничего удивительного в этом нет: ты ведь не удивляешься, что у тебя не получается сразу грамотно и красиво писать, что по математике столь легкие для взрослого задания тебе приходится учиться выполнять. Молитва — это тоже наука, притом самая важная и самая сложная, и ей тоже надо учиться. Надо просто запастись терпением и усердием и не ожидать, что все получится быстро и легко.
Итак, очевидно, что если для взрослого молитва — это и труд, и радость, то для ребенка она практически один только труд. Может быть, тогда ребенку до поры до времени вообще не стоит участвовать в этом столь важном для взрослых деле? У протестантов, например, дети во время богослужения играют в специальной комнате под присмотром воспитателя. Сердце православного христианина противится такому решению. Но противится ему и простая логика. Мы понимаем, что наиболее глубоко западет в душу ребенка то, в чем он участвовал сам, а не то, чему его учат родители. И одно дело говорить: христианин обязан регулярно молиться, и совсем другое — делать это. Я не касаюсь сейчас действия благодати, к которому дети очень восприимчивы, это отдельная большая тема.

о.Константин: Надо, чтобы ребенок каждый день молился с родителями. Это очень важно! Во-первых, он сам будет приучаться к молитвенному труду. Во-вторых, будет видеть пример благочестия. Будет знать, что и для родителей молитва — очень важное, необходимое, обязательное дело. Помолившись с ребенком минут 10-15, родители могут его отпустить и продолжить свою молитву. А как ты думаешь, из каких молитв должно быть составлено Правило для ребенка?

Елизавета: Мне думается, что как и во всяком деле, родителям здесь очень важно найти золотую середину. Чтобы быть для ребенка максимально полезным, его молитвенное правило должно соответствовать следующим условиям.
Во-первых, оно должно содержать молитвы, составленные святыми, они содержатся в молитвослове. Именно эта часть правила, наверное, будет затрагивать душу и ум ребенка меньше всего, но ее, мне кажется, нельзя полностью исключить. Следует выбрать наиболее яркие и понятные ребенку молитвы и подробно разобрать их, чтобы каждое слово, каждая мысль была бы ребенку ясна (хотя бы теоретически).
И пусть сейчас он произносит эти молитвы без живого чувства — когда-нибудь они откликнутся в его душе. Лучше, чтобы ребенок знал эти молитвы наизусть: так он не будет связан молитвословом, сможет произносить их в любое время и в любом месте, а если понадобится, вспомнит их в любом возрасте. Это ведь уже много. Представим даже такую печальную ситуацию, что наш ребенок вырос и совершенно отошел от Церкви. Но он уже никогда не окажется в ситуации, в какой оказывались люди, выросшие в атмосфере безбожия при советской власти, когда часто бывало так, что в сложных жизненных ситуациях человек и хотел бы обратиться к Богу, но как это сделать — не знал... К тому же ребенок будет привыкать к славянскому языку, а произносимые (пусть и не очень внимательно) слова святых зададут ребенку высокую планку желаний и просьб, обращенных к Богу.
Во-вторых, хорошо, по-моему, если в детское правило будет включено неоднократное произнесение Иисусовой молитвы или «Богородице, Дево». Это будет напоминать ребенку, что к Богу нужно обращать прежде всего ум и чувства. Что молитва не в многословии, но в собранности и правильном душевном настрое. Эта часть правила будет логично уравновешивать предыдущую.
Наконец, обязательной составляющей детской молитвы должна быть молитва своими словами. Именно эта часть и будет для ребенка собственно молитвой, то есть искренним обращением к Богу. Именно молитва своими словами, если она будет произноситься от всего сердца, вернее всего позволит ребенку услышать, почувствовать Божий ответ, Божие посещение. Именно своими словами обращается ребенок к Богу в моменты грусти, страха, благодарности, и тогда в его словах звучит то, что его действительно затрагивает — радует или печалит.

о.Константин: И тут нужно быть готовым к тому, что молитва «от души», своими словами ребенку не очень понравится. С этим и мы столкнулись со своими детьми, и другие об этом часто рассказывают. Как ты думаешь, почему?

Елизавета: Когда ничего сверхординарного не происходит, когда дети живут обычной жизнью, именно эта часть правила кажется им наиболее сложной и неприятной. Легче повторить много молитв механически, чем напрягать ум и чувства, чтобы произнести несколько слов из глубины души Дети часто действительно не знают, что сказать Богу, когда в их жизни все в порядке.
Однако эта часть правила непременно должна присутствовать как в детском, так и во взрослом правиле. И нужно стремиться, чтобы ребенок не формально проговаривал несколько привычных фраз, но находил для Бога несколько искренних слов. Как этого добиться? Мне кажется, совместной с ребенком молитвой. Пусть ребенок слышит, какие слова находят родители для выражения волнующих их чувств, — тогда и он добавит свои. Но если ребенку совсем уж трудна эта часть правила, то достаточно, чтобы лишь иногда он говорил сам, в остальное время пусть присоединяется к сказанному родителями. Но это в крайнем случае.

о.Константин: Молитва своими словами должна включать и молитву ребенка о своих нуждах и обязательно о родителях, о близких.

Елизавета: Если ребенок вполне искренне не знает, о чем ему попросить Бога в отношении себя, так как на этот момент не чувствует огромного желания стать лучше, избавиться от каких- то недостатков и т.п., то о чем просить Бога за близких и любимых людей — ребенок обычно знает и хочет.
Да, ему опять же придется прикладывать творческое усилие: молиться за близких своими словами, конечно, требует большего труда, чем прочитать положенные слова из молитвослова и перечислить имена. Однако очень важно, чтобы ребенок хотя бы кратко вспомнил о нуждах каждого и попросил о них Бога.
Наконец, важной частью детского молитвенного правила должно быть обращение к святым (пусть краткое), которых ребенок особенно любит. Этим можно закончить молитвенное правило.
Может показаться, что это много, но на самом деле количество молитв зависит от личности и возраста ребенка и может быть совсем небольшим. Но оно не должно быть и совсем уж маленьким.

о.Константин: Лиза, тебя могут спросить: если дети, читая взрослые молитвы, чаще всего не столько молятся (то есть переживают то, о чем говорят), сколько произносят слова молитв, так не лучше ли ребенку вовсе не молиться или посвящать молитве пару минут? Сказать несколько искренних слов — и достаточно. Не бессмысленная ли это трата времени?

Елизавета: Безусловно, нет! Есть в молитвенной практике момент, без которого не будет никакого продвижения, никакого роста: это дисциплина. Она дается нам большим трудом. Легко молиться, когда есть настроение, но вот это настроение пропадает, и приходится заставлять себя. Так вот ребенок должен приучить себя к этой молитвенной дисциплине, без которой нет молитвы. И для этого двух минут, безусловно, мало.
Кроме того, повторюсь, выросший ребенок будет прекрасно знать не только о том, что в любых жизненных ситуациях помощь придет от Бога, но и о том, как с Богом встретиться, как услышать Его голос, что сделать, чтобы Его посещение было не единократным событием. Он учится культуре богообщения, молитвенной культуре.
Я уже не говорю о том, что при благоприятном стечении обстоятельств, постепенно взрослея, ребенок будет все серьезней относиться к молитве, все глубже переживать ее. Тогда его детское молитвенное правило станет для него первой ступенью, базой, с которой гораздо легче двигаться дальше, чем с нуля. Тогда это детское правило сослужит лучшую службу — откроет для ребенка радость общения с Богом. Для каждого в свое время.

о.Константин: А как молиться современному ребенку, если он загружен школьными уроками, кружками и прочим?

Елизавета: Мне кажется, что это как раз то, на что необходимо найти время — может, даже за счет чего-то другого. Молитва — настолько важный и необходимый аспект нашей жизни, что ей необходимо учиться больше, чем чему бы то ни было. Упустив время, мы слишком рискуем, что ежедневная молитва никогда не войдет в жизнь наших детей, а значит, не будет и богообщения. Или оно появится гораздо позже, чем это могло бы быть.
Думается, что молитвенное правило может занимать в среднем 20 минут в день. Причем не обязательно серьезно вставать на молитву дважды в день, утром и вечером. Пусть ребенок серьезно молится один раз в день: утром перед школой или, наоборот, только вечером, или и вовсе днем, после школы — как ему удобнее. А второй раз пусть помолится кратко.
В какие-то дни можно молиться сокращенным правилом. В крайнем случае, это может быть молитва по пути в школу, особенно если ребенка провожают. А в более свободные дни, например на каникулах, пусть он молится уже дома, перед иконами. И лучше всего (вернее, это даже необходимо), чтобы кто-то из родителей, если не каждый раз, то достаточно часто молился вместе с ребенком. Ведь это слишком сложный, требующий постоянного наблюдения и напоминаний (например, не отвлекаться, думать о словах молитвы) труд, чтобы ребенок самостоятельно достигал в нем успехов. Любое дело ребенок всегда охотнее делает вместе с кем-то, а не один. Мне часто приходилось наблюдать, как родители оставляли своих детей молиться одних. Ничего полезного из этого обычно не выходило...
Итак, главное, чтобы молитвенный труд присутствовал в жизни ребенка, чтобы хоть в небольшой мере, но все же он был трудом. Остальное можно восполнить (когда есть такая возможность) личным примером.
Думаю, что самый лучший вариант для ребенка — это возможность присутствовать при молитве родителей. Например, он может вечером помолиться своим правилом и лечь спать, а родители продолжат молиться. Или ребенок может утром молиться, а вечером произносить одну молитву и засыпать под молитву хотя бы одного из родителей. Но такая ситуация не всегда возможна. Однако именно таким образом любовь к молитве привьется глубже всего.

Категория: Знаете ли Вы... | Добавил: Отец_Александр (2009-11-11) | Автор: Журнал "Церковный вестник"
Просмотров: 2872 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: